Онлайн журнал для современных женщин

Ленинградская мадонна Ольга Берггольц

0 3

В замерзающем, умирающем от голода блокадном Ленинграде голос Ольги Берггольц по радио был, как голос надежды. Негромкий, домашний, теплый. Три года, почти каждый день, она выходила в эфир — и люди находили в себе силы прожить еще хоть один день для этой радиовстречи. Листочек с ее стихами в ту страшную зиму можно было обменять на кусочек хлеба.

Великая женщина, Ленинградская мадонна, человек недосягаемой моральной высоты и мужества — она никогда не стала бы такой, если бы не огромное количество несчастий в довоенной жизни.

Ленинградская мадонна Ольга Берггольц

В юности Ольга Берггольц была невероятно хорошенькой: густые соболиные брови, светлые волосы, внимательные большие глаза. Родители мечтали отдать ее в институт благородных девиц, воспитать идеальной женой и матерью, но у жизни были свои планы на Лелю. В 15 лет она была пламенной пионеркой, и эта внутренняя пионерка жила в ней много лет: идеалистка, свято верящая в советские идеалы. Она, пламенная и пылкая, никогда не вела себя, как красотка — скорее, как товарищ.

Первый муж

В 18 лет Ольга вышла замуж за поэта Бориса Корнилова. Сейчас его помнят как автора текста задорной песни:

Нас утро встречает прохладой, нас ветром встречает река!

Ленинградская мадонна Ольга Берггольц

Борис Корнилов с Ольгой Берггольц

А тогда он был известным и успешным поэтом. Семейная жизнь не клеилась: Корнилов выпивал, продолжал отношения со своей первой любовью Татьяной Степениной, посвящал ей стихи. Ольга страдала и писала дневник:

«Борька где-то пропадал всю ночь. Пришел пьяный, противный, прямо отвращение».

«Какая скотина Борис… Сволочь. Не люблю! Безденежье. На мать прямо смотреть не могу. Борис бегает, «устраивается». О, да, мы поторопились. Мы поторопились. А если я опять беременна?». Да, она была беременна и в 1928 году у них родила свою старшую дочь Ирину. Через два года Ольга разошлась с Борисом, оставила Ирину своей матери и на год уехала работать журналистом в Казахстан.

Второй муж

В 1930 году Ольга вернулась в Ленинград, вышла замуж за своего однокурсника Николая Мочанова, начала писать детские книжки. и на этом, в общем, все хорошее в жизни Берггольц надолго кончается. Майя умерла в годовалом возрасте, еще через два года умерла Ирина. Пережив эти потери в долгой, черной депрессии мыслях о самоубийстве, Ольга решилась на новую беременность.

Ленинградская мадонна Ольга Берггольц

Ольга Берггольц и Николай Молчанов

Но тут наступил кровавый 1937 год. Сначала арестовали бывшего мужа Ольги, Корнилова, потом пришли за ней. Ольгу оклеветал ее бывший друг, поэт Леонид Дьяков. Под пытками он сказал, что Берггольц участвовала в контрреволюционном заговоре. Показания из Ольги буквально выбивали: ее избивали, пытали… Ее третья дочь родилась мертвой, прямо там, в тюрьме. И больше Ольга забеременеть не смогла.

Двух детей схоронила
Я на воле сама,
Третью дочь погубила
До рожденья — тюрьма…

Раздавленная, заплеванная…

Сестра Ольги Мария Берггольц, Муся, сделала все все возможное и невозможное, чтобы вытащить ее из тюрьмы. Но на свободу вышла совсем другая Ольга. Дни шли, а ей становилось только хуже. Ольга не понимала, за что с ней так обошлась страна, которой она была предана до последней капли крови. Ведь это самая лучшая, сама справедливая страна на свете? Другие побывавшие в этой шкуре могли делать вид, что ничего особенно не произошло: ну да, бывают ошибки… Ольга не могла. Но и перестать верить в идеалы коммунизма она не могла тоже. Она думала, думала, и писала в свой дневник:

Ровно год тому назад я была арестована. Ощущение тюрьмы сейчас, после 5 месяцев воли, возникает во мне острее, чем в первое время после освобождения. Вынули душу, копались в ней вонючими пальцами, плевали в нее, гадили, потом сунули ее обратно и говорят: «Живи». Год назад я сначала сидела в «медвежатнике» у мерзкого Кудрявцева, потом металась по матрасу возле уборной — раздавленная, заплеванная, оторванная от близких, с реальнейшей перспективой каторги и тюрьмы на много лет, а сегодня я дома, за своим столом, и я — уважаемый человек на заводе, пропагандист, я буду делать доклад о Сталине, я печатаюсь, меня как будто уважает и любит много людей… Значит, я победитель?

Голос Ленинграда

Ольга начала пить, и алкоголь ее убивал. Она понимала, что жизнь несется к какому-то страшному и позорному концу. Но ей казалось, что лучше так, по честному, чем притворяться, что живая, когда внутри давно умерла.

Ленинградская мадонна Ольга Берггольц

Ольга Берггольц

А тут началась война, блокада. Берггольц должны были эвакуировать вместе с Молчановым, но он умер. А она в эти голодные и страшные дни вдруг снова стала живой. Несчастья убивали ее, да не убили — Ольга была сильнее многих; она была сильнее всех. В первые же дни блокады исключенная из партии, но настоящая коммунистка Берггольц пришла в Ленинградский союз писателей и спросила, чем может помочь городу. Ее направили в редакцию радио. Так голос Ольги Федоровны стал голосом истерзанного, но непобедимого Ленинграда.

У Ленинградской Мадонны не было никаких привилегий и дополнительных пайков: она голодала так же, как другие, заработала дистрофию. И она знала секрет своей несгибаемости:

«Тюрьма — исток победы над фашизмом. Потому что мы знали: тюрьма — это фашизм, и мы боремся с ним, и знали, что завтра — война, и были готовы к ней».

Никто не забыт

После прорыва блокады Берггольц отправили в Москву. Впервые в жизни для нее настали благополучные дни. Ольга Федоровна удачно вышла замуж за профессора ЛГУ, исследователя русской литературы Георгия Макогоненко. Она получила Сталинскую премию, по двум ее книгам сняли кино. Ее блокадные стихи известны каждому в нашей стране: уж строчка «Никто не забыт, никто не забыто» точно известна даже самому далекому от поэзии человеку. И люди до сих пор плачут, когда читают:

Был день как день.
Ко мне пришла подруга,
не плача, рассказала, что вчера
единственного схоронила друга,
и мы молчали с нею до утра.
Какие ж я могла найти слова,
я тоже — ленинградская вдова.
Мы съели хлеб, что был отложен на день,
в один платок закутались вдвоём,
и тихо-тихо стало в Ленинграде.
Один, стуча, трудился метроном…

Фото: ТАСС/Караваев Н.

Источник: www.goodhouse.ru

Напишите комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.